Возвращение бумеранга - страница 10

^ 10. ГОНЕНИЯ НА «ХРЕЩАТУ ДОЛИНУ»,
ИЛИ КАК «ПРИХЛОПНУЛИ» ЮНУЮ ГАЗЕТУ, КОТОРАЯ ОСМЕЛИЛАСЬ ПИСАТЬ ПРАВДУ

Новоявленная инквизиция в лице главы городской государственной администрации и его опричников после своего прихода к власти начала преследовать всех, кто в той тяжелой обстановке весны и лета 1996 года поддерживал меня, пытаясь отстоять справедливость. Мишенью для них стала и юная газета «Хрещата долина», которая со своих страниц несла людям правду о событиях на Крещатике, 36, не прогнулась перед новой властью, помещала острые критические материалы, раскрывающие сущность майского переворота в Киеве, обнажающие истинных вдохновителей и исполнителей этого политического действа. Против «Хрещатої долини» был применен весь арсенал репрессивных мер, ее работники и сама газета подверглись настоящим гонениям.

Еще не так давно, по пятницам, когда вечером выходил очередной номер «ХД» (газета выпускалась раз в неделю), тот же Омельченко считал своим долгом первым зайти ко мне в приемную за свежим номером, а при встрече подобострастно спросить: «Леонид Григорьевич, а Вы читали уже свежий номер «Хрещатої долини»? И с эдакой гордостью сообщал: «А я уже читал!» Следует сказать, что и я, и мои заместители с интересом читали очередной номер газеты, там было много добротных материалов, причем не только о проблемах столичной жизни. Газета уверенно выходила на информационные орбиты Украины, приглянулась многим киевлянам.

Родилась «Долина» на рубеже 1995–1996 годов. Вспоминаю, с какой радостью встретили это новое, пахнущее еще типографскими красками издание у нас, на Крещати­ке, 36. В тот вечер на первом этаже, в нашей столовой, собрались все работники у новогодней елки – встретить 1996 год. Новогодний праздник уже шумел, уже были подняты первые бокалы шампанского, и вдруг в помещение заходят директор издательства «Преса України», а еще недавно – мой первый заместитель в горадминистрации В. Олейник, главный редактор газеты «Демократична Україна» А. Побегай и главный редактор только что родившейся «Хрещатої долини», он же руководитель комитета информации горадминистрации А. Гриценко (в связи с реорганизацией комитет информации упразднялся, и его председатель сосредоточился теперь на выпуске новой газеты). Самое главное, что гости нашего новогоднего вечера преподнесли всем нам приятнейший сюрприз: они принесли первый номер «Хрещатої долини» и вручили газеты всем участникам праздника.

Учредителями этого издания стали комитет информации горадминистрации (когда газета регистрировалась, еще не было решения о том, что такого комитета не будет), Киевгорстрой, Киевметрострой, Киевводоканал и Лига исторических городов Украины.

В первом номере «ХД» в статье главного редактора «Вирушаємо в далеке плавання», опубликованной под рубрикой «Редакторський місток», была изложена концепция газеты, очерчен круг ее тематики, тех проблем, которые газета намерена поднимать на своих страницах. Вот небольшой фрагмент этой статьи:

«Друже читачу!

Перед тобою – нова газета столичного рангу, яка водночас виходить на широкий інформаційний простір усієї України…

«Хрещата долина» буде прагнути того, щоб стати відвертим, щирим і розумним співрозмовником з тобою, наш читачу, щоб увійти бажаним гостем у колективи і родини. Ми будемо тримати руку на пульсі життя столиці нашої молодої держави з гордим і гарним ім’ям Україна, глибоко розуміючи те, що столиця є, передусім, обличчям нашої Батьківщини, що вся Україна звіряє своє буття, свою ходу з Києвом, де, як і в кожній столиці, зосереджено значний політичний, економічний, науковий і культурний потенціал нашої Вітчизни.

«Хрещата долина» обирає своїм девізом мудрі слова нашого уславленого філософа Григорія Сковороди «У істини проста мова…» Добре знаючи своє покликання – бути вірними істині, усвідомлюючи роль друкованого слова у наш непростий, розбурханий час, ми не збираємося, хай не в образу декому з колег і буде сказано, претендувати, вживемо тут відомий вислів екс-президента колишнього Союзу, на «істину в останній інстанції». Ми будемо розкривати факти і явища сьогодення з позицій здорового глузду, а не амбі­ційності, з позицій всебічного, об’єктивного підходу до реалій нашого життя, а не оголеного політиканства, з позицій загальнолюдської порядності, а не егоїстичної упередженості і самозакоханості, які нині, як ніколи раніше, особливо притаманні ряду політиків і журналістів.

«Хрещата долина» має на меті всебічно знайомити своїх читачів з турботами столичних колективів, які безпосередньо працюють на Київ і киян.

«Хрещата долина» надаватиме особливого значення сфері управління, від якої тепер багато в чому залежать відповіді на класичні питання часу: куди ж ми йдемо і що ми будуємо? Причому, трибуна «Хрещатої долини» буде постій­но надаватися управлінцям не лише столиці, а й усієї держави, вельмишановним політикам, як кажуть, «першої величини». Це буде взаємокорисно і для нас з тобою, друже-читачу, і для поважних державних мужів, від яких багато в чому залежить наш подальший поступ, якість нашого життя.

«Хрещата долина» має щирий намір бути духовним спонсором Ліги історичних міст України, створеної за ініціативою столичної влади і Національної Академії Наук… Ми, журналісти молодої газети, переконані: без духовного відро­дження, без відродження усієї нашої історичної спадщини не може бути і державності. Тому і беремо курс на цю благородну тематику, яка допоможе усім нам краще осмислити нашу велику і славну історію, пізнати на її епохальному тлі самих себе. Як націю. Як народ. Як Україну.

«Хрещата долина» орієнтується на широке коло читачів, на різні вікові групи, різні професії, смаки, уподобання…

«Хрещата долина» буде «незручною газетою» для тих, хто нехтує законами, совістю, порядністю, хто втілює в собі підступність, лицемір’я, жадібність, користолюбство, пристосовництво, пихатість, злобивість. Вона захищатиме людину від кривди і наруги, буде відстоювати її гідність і честь. Газета розвінчуватиме негативні явища у нашому житті та їх носіїв».

Итак, газета заявила о себе во весь голос, четко изложила свои позиции. Кое-кому, в том числе и в нашей администрации, уж явно пришлись не по нраву принципиальные слова в первом ее номере о том, что «Хрещата долина» будет «незручною газетою» для определенной категории людей. К чести родившейся газеты, она уже в первом номере ввела такие боевые, красноречивые рубрики, как «У сороки на хвості», «Трубадури облуди», «POST ACTUM. POST FAC­TUM» (Після події. Після факту). А вскоре на страницах появились и другие рубрики такого плана – «Козине болото», «У вічі – Істині». И заерзали, засуетились некоторые персонажи, чьи имена замелькали в острых газетных публикациях… Они понимали: если газета по-настоящему «раскру­тится», то есть, станет массовой, то им будет невмоготу, ведь против истины (а «Хрещата долина», думаю, не случайно взяла своим девизом: «у істини проста мова») не попрешь.

Но, пожалуй, особый прилив негодования и ярости у некоторых представителей верхов и их «агентов влияния» в городе вызвала серия публикаций, связанных с готовящимся майским переворотом в столице. Кстати, именно «Хрещата долина» первой забила тревогу, опубликовав 18 мая 1996 го­да два солидных материала – «Тихий» травневий переворот?» и «Приборкання непокірного, або генеральний «хресто­вий похід» на мерію і мера столиці, ініційований власними забаганками, амбіціями деяких впливових осіб на Печерському пагорбі». Я уже писал о том, что публикация «Приборкання непокірного…» – это газетный вариант моего телеинтервью, которое транслировалось в программе ТРК «Киев» 7 апреля 1996 года и вызвало бурную реакцию не только на Банковой, но и вообще в Киеве и во всей Украине. Я впервые приоткрыл занавес над некоторыми фактами и явлениями из жизни правящей верхушки, показал, кто есть кто в президентской рати. «Засветились» в неприглядном свете некоторые персоналии, в частности г-н А. Волков, который ныне, уже в ранге народного депутата, вальяжно поучает с телеэкранов, как надо жить… Хочу дословно привести здесь мое высказывание о нем:

«Я думаю, що найбільш одіозна фігура сьогодні в оточенні нашого Президента є його помічник Олександр Волков, який, за моєю інформацією, був ініціатором і, як то кажуть, організатором цієї зустрічі і такого сценарію (мова йде про нараду 5 квітня 1996 року у Президента України з керівни­ками Київської міської і районних держадміністрацій, яка з подачі Президента стала початком «хрестового походу» проти столичної влади. – Л. К.) Я вже добре його знаю, і він має, скажемо так, не кращу репутацію навіть серед своїх колишніх колег у Києві. І, знаючи його і по цій роботі, ми бачимо, що він захищає не державні інтереси, а особисті інтереси, чи займається лобіюванням інтересів певних комерційних структур. Я думаю, що його діяльність сьогодні – загроза не тільки для Президента, але й для держави в цілому».

Действительно, я давно и хорошо знаю этого человека, и то, что я сказал о нем в телеинтервью 7 апреля 1996 года, – всего лишь цветочки… Но на Банковой не на шутку всполошились, ведь Волков пользовался хорошим расположением к нему самого Президента. «Хрещата долина» по собственной инициативе подготовила это интервью в газетном варианте, и оно уже стояло в 16-м номере, который выходил 13 апреля 1996 года. Но, когда мы узнали об этом, то попросили руководство редакции (звонили редактору уже в наборный цех) снять пока этот материал, ибо на Печерске и так уже все напоминало растревоженный улей. Мы не хотели дальше заострять и без того накаленную обстановку. Материал был набран на целую полосу, и эта полоса пролежала в металле (газета тогда набиралась линотипным путем) месяц и пять дней. И вот, когда страсти уже вовсю разбушевались, когда смещение нашей администрации было делом ближайших нескольких дней, редакция «Хрещатої долини», уже не прибегая к консультациям и советам, видя, как поворачиваются события, пошла на смелый шаг, опубликовав 18 мая «кра­мольный» материал, который завершался изложением моей четкой, однозначной позиции в сложившейся обстановке:

«Я ніколи нікому не дозволяв, не дозволяю і не буду дозволяти, незалежно від посади, зневажливо ставитися до Києва, до киян і до законно обраного вперше всім населенням мера міста Києва. Це моя принципова позиція. Я ніколи не тримався за свої посади, ніколи ні перед ким не плазував і сьогодні не буду це робити. Тому що вважаю: кожен з нас повинен мати особисту гідність і гордість за своє місто і за свою державу. Я знаю, про що я говорю, і несу повну відповідальність за свої слова».

С этого номера «Хрещата долина» стала своеобразной «персоной нон грата» для властелинов Печерских холмов и кое-кого на Крещатике, 36. Они неистовствовали, они чуть ли не сквозь лупу рассматривали каждую газетную строчку. Они не могли сообразить, как это в ситуации, когда судьба столичного руководства уже предрешена, эта газета пытается еще о чем-то там рассказывать народу, и что особенно их приводило в ярость, – как это она еще умудряется выходить? Пора уже и на нее набросить кляп…

Но, видимо, в те дни у них дела были поважнее, руки до газеты еще не дошли, и 25 мая, накануне Дня Киева, увидел свет 22-й номер сражающейся «Хрещатої долини». Омельченко и компания ахнули… Вверху на первой полосе – крупная газетная «шапка»: «Києве-граде, батьку наш рідний, ми – твої діти, вірні Тобі!» Здесь же было помещено мое обращение в связи с Днем Киева – «Кияни, я – з вами!». И на 1-й же странице, рядом с фото памятника княгине Ольге, стоял материал журналиста Николая Федоренко «Розправа над мером» – отчет с пресс-конференции с участием большой группы депутатов в связи с намерением Кабмина обратиться к Президенту с предложением о моем смещении с поста главы горгосадминистрации. В материале приведены убедительные, аргументированные позиции депутатов Киевсовета Игоря Лосева, Василия Михайленко, Виктора Щербакова, Николая Арсеенко, Александра Божко, Виктора Лаги, Михаила Вишневецкого, Александра Лалака, Дмитрия Щегельского, решительно высказавшихся против шельмования председателя Киевсовета, которому киевляне оказали огромное доверие. А Михаил Вишневецкий определил последние события как «политическое убийство по заказу»… На 2-й полосе «Хрещатої долини» было опубликовано обращение 26 депутатов Киевсовета к избирателям, всем киевлянам. В нем речь шла о том, что со стороны ряда депутатов столичного Совета на пленарных заседаниях, а также в средствах массовой информации раздаются безосновательные обвинения в адрес Киевской администрации и ее главы. В одном ряду в компании по их дискредитации стоят и отдельные печатные издания, которые вместе с грубыми выпадами в адрес Косаковского не гнушаются даже клеветы. Дальше в депутатском обращении говорилось:

«Усвідомлюючи всю складність ситуації в місті та загалом у державі напередодні прийняття нової Конституції України, непросту економічну та політичну обстановку, вважаємо, що лише спільними зусиллями всіх гілок міської влади та самих киян можна знайти вихід з цієї складної ситуації та утримати в столиці нашої держави спокій та політичну рівновагу.

Поділяючи позицію мера Києва щодо керівництва місь­ким господарством та шляхів поліпшення його стану, вважаємо за неприпустимі будь-які дії, спрямовані на порушення стабільності у місті, на розігравання політичної карти за рахунок киян.

На жаль, частина депутатського корпусу, керована власними політичними амбіціями та фінансовою зацікавленістю, відверто нехтуючи при цьому інтересами киян і держави, прагне за будь-яких умов усунути Леоніда Косаківського з посади голови Київської міськдержадміністрації, вбачаючи в його особі нездоланну перепону на шляху відвертого розграбування міста та реалізації своїх особистих устремлінь.

На наш погляд, вкрай необхідною та єдино вірною на сьогодні може бути лише підтримка позитивних кроків місь­кої влади та конструктивна співпраця в ім’я добробуту киян та процвітання нашого рідного міста».

В этом же номере «Хрещатої долини» были помещены и другие коллективные письма в мою защиту. Среди них – и обращение большой группы руководителей городской и районных администраций, начальников управлений и других подразделений городского хозяйства к премьер-министру Евгению Кирилловичу Марчуку с осуждением предвзятости со стороны комиссии Кабмина, возглавляемой И. Курасом, по отношению к городской администрации. В письме резкой критике был подвергнут заместитель председателя комиссии А. Толстоухов, который, собрав в субботний день руководство города, районов, отделов и управлений горадминистрации, вел себя вызывающе, нахально, неуважительно к собравшимся, отказавшись ознакомить их с итоговой справкой кабминовской комиссии по результатам «изучения практики работы городской госадминистрации». В обращении к премьеру высказывалась просьба предоставить официально все материалы проверки для их изучения, а также подготовки предложений и замечаний со стороны столичного руководства. Также было высказано пожелание, чтобы провести совместную встречу правительственной комиссии в полном составе во главе с Курасом и руководителей Киевской городской и районных госадминистраций, начальниками управ­лений и служб по результатам работы комиссии. А поскольку вопрос еще не был готов, авторы коллективного обращения к Евгению Кирилловичу Марчуку просили перенести заседание Кабмина на более поздние сроки с тем, чтобы объективно, непредвзято, взвешенно подойти к рассмотрению этого важного для Киева и для государства вопроса.

Почти семь десятков подписей стояло под этим обращением, и газета опубликовала его со всеми подписями. Сейчас, по истечению времени, кое-кто не прочь был бы отозвать свою подпись, ведь и обстоятельства, и люди – переменчивы, кое-кто из чиновников неплохо устроен в структуре нынешней власти, ему невыгодно сейчас даже вспоминать о том эпизоде… Но что поделаешь – то уже история, а история не переписывается, не подправляется, хотя в наше смутное время с ней бывают и такие перипетии…

Вполне понятно: публикации «Хрещатої долини» приводили власть в ярость. Но, пожалуй, наибольшее раздражение на Банковой и Грушевского вызвал огромный материал «Приборкання триває» – стенограмма диктофонной записи о субботнем «диалоге» на Крещатике, 36, когда А. Толстоухов наотрез отказывался зачитать итоговую справку комиссии Кабмина, проверявшей Киев. Из этой любопытнейшей публикации перед читателем предстал во всем своем облике Толстоухов – с его чиновничьим норовом и «сгустком» интеллекта, который так выдавала его несуразная, корявая речь. (О его морали говорит и такой факт. После падения кабинета премьера Пустовойтенко в 1999 году сей чиновник, забыв о том, как он охаял и сколько напраслины возвел на городскую администрацию в 1996 году, не постеснялся пойти в городскую администрацию заместителем главы, хотя большинство из тех, кого он оклеветал, там остались работать. Куда он девал свои глаза, не знаю). Это, безусловно, переполнило чашу терпения тех, кто затеял весь этот крестовый поход против столичной власти. В редакцию прибежал перепуганный чиновник, который передал грозный приказ и. о. главы горадминистрации А. Омельченко, чтобы в газете больше не было ни слова о политике… А не то, пообещал и. о. через своего гонца, будет худо, редакции не сдобровать. Так повел себя человек, который еще не так давно, втягивая голову в плечи, первым докладывал, что он уже прочитал «Хрещату долину»…

Эта «Долина» была теперь для него как красное для быка. Мне рассказали об одном нелицеприятном эпизоде, когда Омельченко повел себя в отношении сотрудников газеты очень и очень непорядочно, продемонстрировав всю мелочность своей натуры. В один из вечеров шла напряженная работа над формированием, макетированием очередного номера. Дело – новое, проблем и проблемок – тьма, а газета уже выходит, и ее, что называется, надо «лепить». Редактор А. Гриценко – опытный журналист, хорошо познавший уже и работу столичного горисполкома и горадминистрации (он продолжительное время – 10 лет – трудился помощником председателя горисполкома В. Згурского, ему выпало возглавлять отдел, а потом и Комитет информации столичного горисполкома, горадминистрации, работать с пятью руководителями Киева) собрал возле себя небольшой коллектив опытных, толковых журналистов. На дружеских началах ему активно помогал во внерабочее время известный в Украине журналист, ответственный секретарь газеты «Демократична Україна» Андрей Васильевич Мельничук. Однажды они вдвоем до позднего вечера макетировали один из последних номеров, кажется, именно тот, 22-й номер, материалы которого я представил немножко выше. Оперативным дежурным в первой приемной был Владимир Федорович Шевченко. Когда-то он возглавлял управление «Киевгаз». Хороший человек, чуткий, отзывчивый, ветеран Великой Отечественной войны. Как раз в тот вечер лил проливной дождь, часы показывали начало двенадцатого ночи, и Владимир Федорович, добрая душа, предложил труженикам пера, которые работали в здании рядом и на минутку заскочили в приемную, машину, ведь дождь не переставал…

Как только машина с товарищами миновала милицейский пост на выезде из горсовета, в приемной раздался звонок. Разъяренный Александр Александрович кричал в трубку такое, что за него было просто стыдно. Он пригрозил Шевченко, что уволит его. Но Владимир Федорович держался достойно и дал надлежащую отповедь Омельченко. На следующий день Омельченко несколько поостыл. Возможно, на него, как холодный душ, подействовали слова, которые по праву ветерана войны сказал ему в тот вечер Владимир Федорович… Через какое-то время Шевченко уволился из администрации. Остался неприятный осадок на душе: так с людьми не обращаются…

«Хрещата долина» держалась из последних сил. И тот же 22-й, и последний – 23-й номер редакция готовила в экстремальных условиях. Днем запирались в комнате, дабы не нагрянули «доброжелатели» и не уничтожили материалы, а к этому уже все шло… С большим трудом, в полуподполье, удалось подготовить и запустить в работу 23-й номер. Он вышел 1 июня 1996 года. Я вообще удивляюсь, как можно было в тех жутких условиях вообще выйти в свет «Хрещатій долині». Администрация разгромлена, или «вырублена», как писали те же «Сільські вісті». На Крещатике, 36, воцаряется обстановка подозрительности, слежек, доносов, расправ с неугодными. Того и жди, что придут и опечатают редакционную комнату, естественно, с газетными материалами. Но каким-то чудом Гриценко и его людям удалось спасти 23-й номер, добиться того, чтобы он увидел свет. Что не материал – то выстрел… На первой полосе – огромное фото памятника Тарасу Григорьевичу Шевченко в Киеве и крупно набранные под ним слова из «Кобзаря»: «Схаменіться! Будьте люди, бо лихо вам буде». А по обе стороны этого огромного снимка – публицистическая статья Анатолия Гриценко «Пірова перемога», посвященная последним событиям в Киевской госадминистрации, и подборка читательских писем под общим заголовком «Це – розправа!». Масса читательских писем в мою поддержку и защиту – на 2-й и 3-й страницах. Почти все они адресованы Президенту и содержат требования – прекратить расправу над мэром. Здесь же помещено и заявление пресс-центра общественного комитета по защите конституционных прав председателя Киевсовета. Еще одна публикация – это материалы с комментариями врачей, которые оперировали меня…

Итак, тот номер «Хрещатої долини» оказался последним, роковым для нее… Уже в следующую пятницу, 8 июня газета не вышла. Последовал окрик Омельченко – и выход 24-го номера был приостановлен. Все газетные полосы были не только сверстаны, а и вычитаны корректорами и поправлены. И тут поступила команда: приостановить выпуск газеты. Так и осталась она в цеху, в металле… Эти сверстанные полосы лежали несколько месяцев там, прямо в цеху, аккуратно прикрытые белой бумагой, их не разбирали, видимо, надеясь, что ситуация еще может измениться и события пойдут по другому руслу. Увы, «Долине» так и не суждено было выйти вновь в свет. Она была под своеобразным «арестом». Но оттиски тех полос сохранились, и по ним можно и сейчас представить, каким же вырисовывался тот трагический номер. А он был бы очень интересным, очень актуальным. Дело не только в том, что газета продолжала печатать выступления людей в мою защиту. Там были и другие материалы. Пожалуй, самый сильный из них (а я имел возможность потом посмотреть эти полосы и хорошо знаю, что было на них...) – "Сказав наш пан про «Макулан»" под рубрикой «У вічі – Істині».

Газета писала:

«Як уже відомо, у сумнозвісному інтерв’ю «Киевским ведомостям», вміщеному у цій газеті 4 червня ц. р., в. о. голови Київської міської держадміністрації О. О. Омельченко видав такі словесні пасажі, які не вкладаються в поняття людської етики і в рамки здорового глузду. «Хрещата долина» ще не раз буде повертатися до розшаркування пана Омельченка перед десантом «Ведомостей», що приземлився на Хрещатику, 36, через 2 доби після того, як голові Київради Леоніду Косаківському було зроблено надзвичайно складну операцію і лікарі продовжували боротися за його життя. А в цей час пан Омельченко, як міг, гудив Леоніда Григоровича, завдяки якому, до речі, він оці останні роки і обіймав високу посаду у міській держадміністрації, відповідаючи за будівельний комплекс столиці.

Давайте ж проаналізуємо суть одного із звинувачень п. Омельченка на адресу Леоніда Григоровича. Отже, цитуємо лише одне висловлювання із скандального інтерв’ю:
8710807472309953.html
8710949156896459.html
8711038687659076.html
8711178443022475.html
8711234348600783.html